«Мы все пеняем на синепалого, а сами?» Как телеведущий, его жена и экс-следователь СК поспорили о невидимом в Беларуси харассменте

Боль • редакция KYKY

Летом 2020-го в Беларуси случился гендерный прорыв – женщины стали лидерами революции и порвали привычный ход президентских выборов в Беларуси. А весной 2021-го в беларуском фейсбуке случился скандал: известного ведущего обвинили в скрытом харасссменте. Рассказываем, что произошло.

С чего все началось: комментарий экс-ведущего БТ, почему женщин в Беларуси редко зовут на интервью 

Вчера блогер, член КС и преподаватель этикета Оксана Зарецкая написала в фейсбуке пост о том, что в нашей стране «дамы все так же сидят на кухне, а в передней блещут перьями и умом мужчины». Она пришла к такому выводу, посчитав, сколько раз женщин приглашали на интервью в популярные беларуские ютуб-шоу («Жизнь-малина», Not a potato, «Не по телеку» и другие). По ее словам, героями выпусков чаще всего становятся мужчины, а некоторые интервьюеры и вовсе не зовут женщин поговорить. В конце поста Зарецкая резюмировала: «Мы все пеняем на синепалого, который измеряет женщин котлетами, а сами?».

В комментарии к посту Оксаны пришел Денис Дудинский, который больше десяти лет проработал в кадре на госТВ, но летом прошлого года ушел с беларуского телевидения. Денис не стал спорить с Оксаной, он написал «объяснение», почему женщин в Беларуси реже приглашают на интервью. Среди аргументов Дудинского были: «женщина больше думает о внешнем»; «женщина слишком рациональна»; «женщины чаще мужчин боятся показаться глупыми и нелепыми» и другие. 

Пост Оксаны и ответ Дениса прочитала Светлана Хилько – экс-сотрудница СК, которая сейчас живет в Америке и работает в НАУ, где отвечает за реформу МВД в Беларуси. Светлану, как она сама говорит, оскорбил ответ Дениса, поэтому она решила написать свой пост – о харассменте, который не замечают. Собственно, мы публикуем пост Светланы с небольшими сокращениями. 

«Света – ты просто символ». Ответ экс-следователя СК, которая разрабатывает реформу МВД 

«Когда вышел фильм Наили Аскер-заде о Лукашенко, мы смотрели его всей семьей. Не то чтобы это было прекрасным семейным мероприятием и именно так мы хотели провести вечер выходного дня, но шпиц в соцсетях был настолько хорошим маркетингом, что мы не устояли. 

Моему сыну 12 лет. Он, к сожалению, смотрел это с нами. Помните, там был такой момент на ледовой арене, когда отвратительный усатый старый ублюдок говорил Наиле: «Ты – восточная женщина, ты должна мне во всем подчиняться», – и отвратительный смех после этого. Мы с мужем просто отвернулись, а мой сын весь покраснел и практически расплакался. Он смотрел на меня такими глазами, как не смотрел, наверное, никогда, и сказать ничего не мог… До этого фильма он не знал, что так можно. 

Фрагмент работы Эгона Шиле

Пару лет назад Ростик, поехав на каникулы в Минск, удивлялся. Он ходил летом в футбольный лагерь, там же занимался беларус, который родился и вырос в стране, но один из родителей, видимо, азиатской внешности, поэтому у мальчика «нестандартный» разрез глаз. Этого мальчика дразнили «китайцем», Ростик очень расстраивался, спрашивал, почему. Ведь в его школе [в Америке] дети всех цветов и размеров, дети с особенностями – и на это никто не обращает внимания.

До этого Ростик вообще не знал, что так можно с людьми. Понятно, что каждое общество воспитывает своих детей так, чтобы им было комфортно в этом обществе. Нельзя детей, которых учили не драться, вдруг поместить в страну, где школьники с ножами ходят на уроки. Эти ценности гуманизма там не приживутся, а ребёнок с такими ценностями будет, как минимум, несчастен, если не погибнет. Что остаётся нам? Пытаться изменить, привить новые ценности всем. По готовности, конечно, не все сразу.

В тот же год Ростик ездил в деревню, и местные дети называли его американцем. По-доброму, вообще без обид, играли с ним, дружили. Но Ростик чувствовал себя странно. И эта история запомнилась ему, как история чувства обиды и оскорбления непонятно за что. Он прекрасно говорит по-русски, даже учит беларуский… До этой поездки он вообще не знал, что так можно. 

Начав работу над реформой МВД, я встретила очень разных милиционеров. Все из них, кроме одного, который покинул группу, высоко порядочные люди. Мы работаем как коллеги, без всяких вопросов, касающихся пола. Но был один, который, кроме всего прочего, называл женщин в милиции «писечки». Нет, мы не расстались сразу после этого. Просто на встрече, где он это сказал, повисла тишина, и я попросила его быть слегка сдержаннее в своих оценках женщин-сотрудниц. Расстались мы после других непорядочных поступков и высказываний, что женщина «не потянет».  

«Ты же понимаешь, Света, что ты – просто символ». Это слышала не одна Света в своей жизни. Я, конечно, не Ростик, и знала, что так бывает. И тут вообще не играет роли, кто эта женщина внутри и на что она способна. Вообще не важно, что я окончила Академию МВД с дипломом с отличием, что окончила магистратуру, смогла переехать в другую страну, выучить язык, успешно сделать карьеру. Начала руководить проектами, организовывала чемпионат США по плаванию, являюсь судьей Тихоокеанской конференции по плаванию, работаю полный рабочий день, совмещаю все это с общественной работой на протяжении многих месяцев. Собрала команду, даже не находясь в Беларуси, нашла экспертов. Но все же, по его мнению, мне чего-то не хватает. 

Фрагмент работы Эгона Шиле

Ну и много разных мелочей по жизни, с которыми мы все сталкивались: я понимаю, этот проект не для тебя, у тебя семья и дети; ой, тебе, наверное, сложно будет, это не женская профессия; у тебя месячные, что ты в таком плохом настроении? Все описанное выше – это харассмент. Он возможен по любым признакам: полу, возрасту, цвету кожи, образованию, языку – любым характеристикам человека. Женщина вполне может проявлять харассмент к другой женщине.

И главным критерием здесь является то, как чувствует себя жертва, – плохо ли ей от слов обидчика, страдает ли она. А вот извинился обидчик или нет, имел ли он намерение обидеть или нет – значения не имеет (сказать «извините, но все бабы, конечно, дуры» ничуть не лучше, чем «бабы – дуры»).

В США, когда разбирают ситуации харассмента или непозволительного поведения, шуток, расизма, важно то, как чувствует себя жертва. Ты можешь считать шутку, поведение или выражение смешным, вообще не понимать, что кого-то мог задеть (твой умысел или добрые намерения в принципе не важны). Важно лишь то, что чувствуют люди вокруг тебя. Поэтому есть небольшой список тем, которые люди сознательно избегают (нет, с этим не рождаются – это обычный тренируемый навык, стараться никого не обидеть своим поведением или словами).

Вчера Оксана Зарецкая написала пост о том, что беларуские блогеры не так часто приглашают женщин-спикеров на интервью. Тема интересная, ее можно рассматривать с разных сторон: культурных предпосылок, текущей ситуации в стране. Можно искать причины и стараться ответить поддержкой на такой запрос. А можно – обвинить во всем женщин и сказать, что это они какие-то не такие, поэтому и интервью с ними не делают. 

Дорогой Денис Дудинский (Денис знает, что я пишу этот пост, он и сам собирался это сделать. Я пишу его не для того, чтобы поругаться, а для того, чтобы обсудить и понять, на какой стадии мы как общество находимся), ты организуешь прекрасные путешествия, ты – талантливый человек, актер, журналист. Ты сражаешься за правду и свободу страны, ты искренне борешься за новые ценности для новой Беларуси. И это правда так, тут нет сомнений. Ты живой, настоящий, любимый и любящий муж, начитанный, уважающий, я уверена, всех людей и все мнения. И это доказывает, что все мы (наверное, и я в том числе) можем, не замечая, скатиться до харассмента и причинить боль окружающим. Именно от тебя и таких, как ты, зависит, насколько далеко Беларусь сможет уйти от истории усатого упыря и Наили Аскер-Заде. Именно от всех нас зависит то, на каких ценностях будет строиться новая страна.

Фрагмент работы Эгона Шиле

Что написал Денис под постом Оксаны: «Объясню по пунктам, исходя из своего опыта, что гендер имеет значение. Когда снимал какие-то интервью, всегда отдавал предпочтение именно мужчинам, и вот почему:

  • Женщина больше думает о внешнем, чем о внутреннем – как она сидит, как она смотрится со стороны, как выглядит ее платье и т.д. Не было ни одной женщины, которая бы не косилась в монитор, чтобы на себя посмотреть. Это отвлекает.
  • Женщина на интервью слишком рациональна, эмоции у нее уходят на второй план. Не может женщина (сейчас будет утрированно) вскочить, задрать юбку, показать в камеру фак и крикнуть: «Да эта овца – тупая п*изда с маленькими сиськами!».
  • За женщиной нужен «уход». Как минимум, на площадке потребуется хороший стилист-гример.
  • Уровень искренности и откровенности на интервью у женщин несколько ниже, чем у мужчин. Женщина, готовясь произнести ту или иную фразу, чаще думает: «А не обижу ли я кого-нибудь?»; «А что обо мне скажут, если я назову имена, места, размеры?».
  • От мужчин я редко слышал фразу: «Это личное, я не буду отвечать на этот вопрос». От женщин – постоянно.
  • Женщины слишком часто требуют прислать им финальный монтаж на одобрение, а потом просят что-то вырезать. Мужчины гораздо реже парятся по этому поводу.
  • Во время записи интервью женщины очень часто говорят: «Ой, а можно перепишем этот момент, я по-другому скажу». Или: «Ой, а давайте перепишем этот момент, у меня тут прядь растрепалась». 
  • При гостье-женщине я не могу крикнуть операторам/световикам/редактору: «Бл**ь, убери эту лампу на**й!».
  • Женщины чаще мужчин боятся показаться смешными, глупыми, нелепыми, некрасивыми и т.д.

И ещё много пунктов. Разумеется, не все такие, и не всё всегда именно так, но зачем рисковать, если можно снизить риски и пригласить мужчину». 

Я не буду разбирать эти пункты и говорить, комфортно ли, если у мужчины-собеседника на интервью воняют носки, например, или что зум-интервью уже снимает половину «неудобств», а по остальным можно договориться заранее. Как и не буду упоминать тот факт, что женщины прекрасно дают интервью во всем мире. Не буду оправдываться, что ко мне ни один из этих пунктов не имеет отношения, чему Денис искренне почему-то не верит. 

Я лишь скажу, почему это харассмент. Проблема, поднятая в оригинальном посте Оксаны, – обесценена. Вместо ее решения предложено оправдание, почему «сами виноваты». Этим ты говоришь всем женщинам: то, что так происходит, – это нормально, надо остаться в этом застое, менять ничего не нужно.

Обобщена большая группа людей – женщины. И всем им приписаны какие-то признаки, с которыми многие из них не согласятся. Многих такие характеристики обидят – в комментарии к комментарию «пришли» женщины, которых такие формулировки оскорбили. Я лично чувствовала себя униженной и обесцененной человеком, мнение которого уважаю. Мы высказали свое мнение, было очевидно, что мы чувствуем обиду. На это автор [Денис Дудинский] просто высмеял всех несогласных и продолжил насмешки над «милыми дамами». В любой приличной западной компании такой сотрудник был бы уволен. 

Я понимаю, что мы не коллеги. Я понимаю, что это всего лишь пост в фейсбуке. Но разве такое будущее мы хотим для Беларуси? Разве должно быть такое отношение к девочкам и женщинам страны, которые год тащат на себе революцию? Да, мы их восхваляем в песнях и стихах, но как насчет конкретных действий? Как насчет того, чтобы журналист помог и научил женщину, как лучше и эффектнее давать интервью, предложил помощь в организации контактов с журналистами? Как насчет социальной ответственности лидеров мнений, когда каждый из них поддерживает женщин? Поддерживает всех, ищет пути решения высказанной проблемы, а не способы проблему обесценить и замолчать? 

Я хочу еще раз подчеркнуть мое доброе отношение к Денису. Он – лучшее, что есть у Беларуси. Просто все мы иногда не замечаем за собой определенные вещи. И сейчас мы можем понять друг друга немного лучше, двинуться вперед – к новым ценностям новой Беларуси. Ведь из-за такого, в том числе обесценивания женщин в той же милиции, сегодня там работают те, кто работают. Поддержи и поверь в женщину – так тоже можно». 

Третье мнение: что думает о скрытом харассменте супруга Дудинского

После поста Светланы Хилько в фейсбуке появился еще один пост на тему харассмента и обесценивания. Его написала супруга Дениса, телеведущая Катерина Раецкая, мы решили опубликовать и ее мнение по этому вопросу. 

«Грустно видеть, как сейчас уже практически тренд... обижаться на слово «женщина», как будто оно предполагает что-то не столь достойное. Это – самообесценивание, если наличие слова «женщина» рядом с описанием мужчины кажется заведомо слабой позицией для первой. 

Работа Эгона Шиле

Именно эта реакция (в комментариях к обоим постам) и обязательная истерика вокруг гендерной темы... создает нежелание на эту тему говорить, писать. А если кто-то это и делает, то ушат дерьма и готовность «поучать» ему обеспечены (сказала бы, что обычно именно от женщин, или от людей с неврозами, или от всех феминистов, но это ж сразу обобщение, харассмент, унижение по любому признаку и что там ещё).

Тогда уж не забывайте обязательно отторгать и «наши женщины самые лучшие», «любимая, ты у меня самая-самая» и т.д. – это все в одну корзинку. И не забудьте что-то сделать с приколами над «ябатьками», это же «чыста» дискриминация по политическим и колористическим взглядам. Особо трепетным (или это тоже оскорбление?) лучше вообще не ходить в соцсети, если чьё-то личное мнение или гипотеза создают неблагоприятную обстановку, вызывают чувство стыда или пугают. Жаль, что мы пытаемся стереть наши различия и особенности и противопоставляем их понятию равенства. Оттуда же неврозы про соответствие, успешный успех и продуктивность с эффективностью.

Финаля, (по небогатому опыту в аудиовизуале) скажу, что в нашем постсовке действительно есть проблема с харизматичными и говорящими спикерами, у нас мало ораторов и смельчаков, независимо от пола (действительно не нужно обобщать, Игарыч!). И это как раз вопрос о свободе слова, последствиях от сказанного и реакции общества, о свободе выбора.

Интересно, как мы («прасцыцы», есть более обобщающее слово, чтобы этим «мы» не обидеть жителей Малави, которые ещё не подключились к борьбе?) боремся за право свободно выражать свое мнение, но к этой свободе у нас обязательно есть список рекомендаций, тем и «правильных» мнений, которые можно озвучивать. А так же «ценных ценностей», которых нужно придерживаться.

P.S.По многим пунктам с Денисом не согласна, а точнее согласна, но они касаются всех людей в кадре. Потому в качестве рекламы предлагаю вам вступить в мою партию, в которой можно осуждать и дискриминировать общо...без половозрастного разделения. Критерий там один. А ещё купить мерч со слоганом «Все тупые — нам чужие». 

Хотите, чтобы KYKY чаще рассказывал, о чем спорят беларуские лидеры мнений? Тогда поддержите нашу команду, сделав донат на Patreon за мерч или другие приятные бенефиты от редакции.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Cнайпер дал нам 4 конфеты — мы разделили их на 36 человек». История самой младшей из «газовой» камеры на Окрестина

Боль • редакция KYKY

Настя Коломенская (имя изменено) была самой младшей в «газовой» камере на Окрестина. Сокамерницы запомнили ее как девушку в одном топике — с Насти сорвали футболку, и в таком виде она провела пять дней. Девушку не били, но крик мамы, которая ждала дочку под стенами изолятора четыре дня, разрывал ей сердце. KYKY публикует материал проекта «Август2020».

Популярное