16 сентября 2021, 16:05

20-летний Виктор Калиновский – один из тех политзаключенных, кого помиловали по указу Лукашенко (его осудили на 2,5 года «химии» за «политические» надписи на остановках и киоске). Правда, Виктора не освободили, а перевели на «домашнюю химию». Сегодня он рассказал «Медиазоне» свою историю. 

Справочно: указ о помиловании Лукашенко подписал 15 сентября. В нем фигурируют 13 человек – некоторые из них выйдут на свободу, а кому-то наказание заменят на направление в исправительное учреждение открытого типа или «домашнюю химию». Сегодня стали известны имена некоторых помилованных: 

  • Валерий Лоза, получил 2,5 года «химии» за оскорбление представителя власти. 
  • Максим Шавлинский, получил два года «химии» за комментарий в закрытом телеграм-чате.
  • Игорь Быковских, получил 1,5 года «химии» за оскорбление милиционера. 
  • Евгений Пошелюк, получил два года «химии» за оскорбление судьи. 
  • Евгений Корольчук, получил год «химии» за осквернение госфлага. 
  • Сергей Рудинский, получил 1,5 года «химии» за оскорбление милиционера. 
  • Вадим Сычик, получил год «химии» за разбитое стекло в автобусе в августе 2020-го. Вадима переводят на «домашнюю химию». 
  • Юлия Кашеверова, получила 1,5 года колонии за срыв маски с силовика во время протестной акции и нанесение ударов ногой по милицейскому бусу. 
  • Александр Бобров, получил 2,5 года колонии за перекрытие в августе 2020-го дороги для техтранспорта на территории завода.

«Срок остался такой же, еще два года и четыре месяца». История Виктора Калиновского

Виктора вместе с друзьями – Геннадием Остаповичем и Данилой Кондрацким –  задержали в феврале. 13 мая был суд: всех парней признали виновными в нанесении «политических» надписей на остановки и киоск в сентябре. Суд назначил Виктору химию, а двум другим обвиняемым – домашнюю химию на полтора и два года (Калиновский и Остапович признали вину и полностью возместили ущерб). 

На «химии» Виктор работал грузчиком: «Через месяц сорвал себе спину. Я выходил на работу, но поднять ничего не мог толком. Администрация мне сказала идти в больницу и брать больничный, лечиться. Вот недавно вышел опять на работу, но я там почти ничего не делал уже».

В целом, по словам Виктора, режим на «химии» не был суровым: «Встал, почистил зубы, поел, кофе попил, покурил, дали обходную, подписали, пошел на работу. В пять она заканчивается, полтора часа мне на то, чтобы приехал обратно». И, утверждает Калиновский, администрация заведения не делала акцентов на статьях осужденных: «Главное человеком быть. С какой ты статьей заехал – политической, не политической – пофиг».

Впервые о возможности попасть под помилование Виктор узнал в письме от Воскресенского, в котором тот предложил ему написать прошение. Виктор не сделал этого, потому что «пытался собрать пакет документов». Позже, говорит Калиновский, администрация получила пакет документов «о том, что [я] могу написать помилование». Что это были за документы и откуда поступили, Калиновский не знает.

Письмо Калиновский отправил 3-го сентября: «Написал, что я такой-то, прошу меня помиловать, раскаялся, скучаю по единственному отцу. Там был образец, что-то я с него взял, что-то сам написал». 

Виктор говорит, что начальник учреждения сразу сказал, что с вероятностью в 95% его помилуют. После Калиновский «сидел и ждал» освобождения. Он дождался новостей утром 16 сентября: «Происходило все как обычно: сдал белье, подписал подписку о невыезде. Отдали паспорт и военный билет. Дали предписание стать на учет дома», – вспоминает Виктор. Теперь он едет к себе домой в поселок под Брестом, где будет отбывать домашнюю химию. «Срок остался такой же, еще два года и четыре месяца. Я лучше дома посижу спокойно. А работа – это не проблема, меня уже ждут. Буду водителем на крупном предприятии». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное